Коллизия правопреемства: «УкрИнКом» против ЧАО «Оболонь»

Остается надеяться, что ученым не придется получать «обновленное» юридическое образование с учетом современного опыта деятельности Верховного суда — 2018

Суды по делу о возврате долгов ЧАО «Оболонь» перед ПАО «УкрИнКом» выносят противоречивые решения, тем самым создавая правовые коллизии и разночтения уже существующих положений законодательства. В частности, речь идет о непризнании судом права «УкрИнКома» взыскивать долг с «Оболони» лишь на основании того, что «УкрИнКом» — это новое название банка «УкрИнБанк».

Как следует из фабулы дела, «УкрИнБанк» в 2012 году выдал «Оболони» кредит на 50 млн грн. В 2016 году «УкрИнБанк» переименовался в «УкрИнКом» и исключил из перечня видов деятельности деятельность банков. По решению Хозяйственного суда г. Киева в июле 2017 года с «Оболони» взыскано около 55 млн грн общей задолженности.

Однако Киевский апелляционный хозяйственный суд в ноябре 2017 года отменил это решение, аргументируя тем, что «УкрИнКом» не имеет банковской лицензии и не доказал свой статус правопреемника «УкрИнБанка», а потому не может претендовать на возврат выданных финучреждением кредитов. Верховный суд в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда с этими доводами согласился.

Фактически, согласно решению ВС:

— во-первых, утрата кредитодателем по кредитному договору статуса банка или другого финансового учреждения лишает его права требовать надлежащего выполнения условий заключенного договора от заемщика, а

— во-вторых, смена названия юридического лица и смена вида деятельности является формой правопреемства, которое подлежит надлежащему доказыванию при рассмотрении дела судом.

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Учебно-научного юридического института ГВУЗ «Прикарпатский национальный университет им. Василия Стефаника», начальник отдела по связям с государственными органами и организациями управления планирования и координации правовых исследований в Украине аппарата президиума НАПНУ Анатолий Коструба аргументирует спорность такого подхода в своей публикации в «Юридическом вестнике Украины».

По мнению Анатолия Кострубы, вышеприведенные выводы являются спорными по ряду причин.

Во-первых, возврат кредита не обусловливает необходимости сохранения кредитодателем соответствующего правового статуса. Согласно законодательству о банках и банковской деятельности, а также в соответствии с нормами Хозяйственного и Гражданского кодексов, обязательным является наличие банковской лицензии только для выдачи банковских кредитов. Возврат уже выданных средств не лицензируется. Поэтому «УкрИнКому» не нужна банковская лицензия, чтобы возвращать уже выданные ранее средства «Оболони».

Во-вторых, смена названия не является признаком или предпосылкой для правопреемства ввиду отсутствия нового участника правовых отношений, который может возникнуть только в случае реорганизации путем слияния, присоединения, разделения, преобразования. Ее следствием является только перерегистрация нового названия. Автор приводит примеры из судебной практики, согласно которым одна только смена наименования юридического лица не означает его реорганизации, если при этом не меняется организационно-правовая форма этого лица.

Важно, что соответствующей правовой позиции придерживается и сам Верховный суд в составе коллегии судей Кассационного административного суда (постановление от 14 февраля 2018 года по делу №812/10224/13-а; постановление ВС от 7 марта 2018 года по делу №К/9901/10396/18).

Поскольку в случае «УкрИнБанка» и «УкрИнКома» правопреемства не произошло, то нет необходимости доказывать его отдельно для сохранения права требования по кредиту «Оболони».

Показательно постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 19 декабря 2017 года по другому делу с аналогичными участниками, относительно другого кредита «Оболони», выданного «УкрИнБанком». Судом установлено, что действующее законодательство не предусматривает такого основания для прекращения кредитного договора и потери кредитором права требования по такому кредитному договору к должнику, как отзыв банковской лицензии у банка. Кроме того, смена наименования юридического лица не является его реорганизацией, а потому замены кредитора в обязательстве не происходило.

При этом апелляционный суд обращает внимание, что в случае уступки «УкрИнКомом» права требования по спорному договору другому лицу, не имеющему статуса банковского учреждения, к последнему перешли бы все права и обязанности первоначального кредитора в части обязательств и должник не освобождался бы от выполнения своих обязательств перед новым кредитором.

Поэтому коллегия пришла к выводу, что «УкрИнКом» имеет право взыскивать долг с «Оболони».

По мнению профессора Кострубы, «на сегодняшний день существует уже ряд противоречивых судебных решений по аналогичным спорам по вопросам определения круга лиц, имеющих право взыскания по кредитному договору и природы транслятивного правопреемства в гражданском праве Украины».

«Теперь точку в этом деле должен поставить Верховный суд. Какой позиции он придерживается? Это вопрос времени. Остается надеяться, что ученым не придется получать «обновленное» юридическое образование с учетом современного опыта деятельности Верховного суда — 2018», — заключает Анатолий Коструба.

 

Комментарів ще немає.

Залишити коментар